Среда, 23 апреля 2014

Президент России

Канал на YouTube

Встреча с активом партии «Единая Россия»

Встреча с активом партии «Единая Россия».

1/13 Фото пресс-службы Президента России Вся подписьВся подпись|||Свернуть

Мультимедиа

Д.МЕДВЕДЕВ: Добрый день, уважаемые коллеги, дорогие друзья!

Я позвал вас и по поводу и без повода, что называется. Во-первых, ещё раз хочу всех поздравить с победой на выборах в Государственную Думу. За «Единую Россию» отдали свои голоса десятки миллионов человек, что позволило получить партии большинство [в Государственной Думе] в 238 мандатов.

Я вас сердечно всех благодарю за работу, которая была очень сложной, что бы там ни писали и ни говорили, и которая велась в крайне непростых условиях, я уже об этом говорил и хочу ещё раз вам сказать. Конечно, завоёвывать власть подчас бывает гораздо проще, чем удерживать эту власть авторитетом. И то, что это удалось сделать, в этом безусловная ваша заслуга, всех: присутствующих в этом зале и огромного количества членов партии, сторонников партии, которые сегодня в этом зале не присутствуют, но которые сделали очень много для победы. Спасибо вам большое.

Победа, конечно, общая, и наши граждане в целом вот этими голосами оценили работу партии. Но эта победа – это и кредит доверия на будущее, на ближайший срок действия нашей Государственной Думы, на пять лет. Нам необходимо сделать всё, чтобы эту победу оправдать. Работа будет непростая, очень объёмная. Условия для работы будут существенно более сложные. Но, мне кажется, это хорошо и для нашей партии, и для нашего общества. Наша жизнь, наша демократия становится более сложной, более многомерной. А только в режиме конкуренции рождаются интересные идеи. Только они позволяют решать самые разные задачи.

Более подробно о том, как я вижу текущую ситуацию, каковы мои личные ощущения, что я предлагаю сделать в самое ближайшее время и в будущем, если партия подтвердит свои позиции, а если мы сможем провести своего кандидата, тогда и на более длительный срок. Так вот обо всём этом я хотел бы сказать в Послании [Федеральному Собранию].

У нас началась кампания по выборам Президента Российской Федерации. Наша задача сделать всё, чтобы наш кандидат, Владимир Владимирович Путин, победил на выборах, чтобы он победил достойно и подтвердил тот кредит доверия, который у него уже сформировался достаточно давно.

Я уверен, что так и будет. А это позволит нам продолжить и курс модернизации, и обеспечить преемственность политического курса, преемственность той социальной стабильности, которая нам далась так нелегко, экономического роста. Надеюсь, мы сможем создать и необходимые условия для повышения качества жизни наших людей. Сделать это крайне непросто.

Уже сегодня почти прозвучали слова руководства ряда крупнейших экономических структур, международных экономических институтов, что мир вступает в период великой экономической депрессии. Всё это наложит своё влияние на нашу последующую работу. Мы должны быть к этому готовы.

Но я об этом на съезде говорил и вам ещё раз хотел бы сказать. Ни одна партия в нынешнее время, ни одна политическая сила не имеют такого мощного человеческого ресурса, не имеют такого опыта, как «Единая Россия». Поэтому в этой ситуации ответ, или вопрос, точнее сказать, совершенно простой. Кто, если не мы? Нет такой управленческой команды. И это не потому, что очень хочется всё время управлять, а просто потому, что нужно сделать так, чтобы наша страна прошла через горнило этих новых испытаний достойно, так, как мы выдержали первый удар кризиса.

Теперь о политической ситуации. Я много говорить не буду, думаю, и вы что-то скажете, но в любом случае в условиях развивающейся и возрастающей политической конкуренции, чтобы сохранить своё лидерство, «Единая Россия» должна стать более современной и более мобильной. Это очевидно. Она должна оперативно реагировать на все вызовы сегодняшнего дня, она должна жёстко и эффективно отстаивать интересы граждан, для того чтобы не потерять их доверие, причём интересы по всем направлениям, по всем вопросам. Для этого, скажу вам прямо, нам необходимо пересмотреть принципы работы партии. Более того, нам необходимо коренным образом реформировать партию. В этом нет ничего сверхъестественного, каждая политическая сила в определённый период обновляется. Строго говоря, любая политическая партия в развитых демократиях один раз в 10–15 лет проходит такое обновление. Настала пора, я думаю, вы все это сами чувствуете. Нам нужны новые идеи, и нам нужны новые имена, причём мы должны быть открыты для сотрудничества со всеми силами, безусловно, со всеми умными, неравнодушными к судьбе нашей страны людьми.

И ещё одна тема, которую я хотел в конце затронуть. Мы все должны стать более ответственными, я имею в виду в партийном плане. Поэтому считаю необходимым, чтобы руководство «Единой России», лидеры «Единой России», лидеры партийных списков на выборах были членами партии «Единая Россия», все без исключения. Только в этом случае граждане нашей страны будут верить, что партия – это не просто машина для голосования или карьерная ступенька в жизни того или иного чиновника.

Члены партии должны быть «генетически» с ней связаны, они должны жить интересами людей, участвовать во всех начинаниях партии, а не формально посещать какие-то мероприятия, связывать с партией все свои надежды. Но не только надежды, они должны разделять с партией все политические риски. Если партия на взлёте – всем хорошо, но если партия проседает – все политические риски ложатся на всех: и на руководство, и на членов партии. Только таким образом партия будет действенной силой. И я уверен, что именно в этом главное условие всех наших будущих побед.

Всё, давайте поговорим.

Пожалуйста.

С.НЕВЕРОВ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Позвольте сегодня в присутствии представителей регионов, актива партии, представителей, наших кандидатов, которые стали депутатами в новой Государственной Думе, поздравить Вас лично с этой победой, с нашей победой, как Вы уже сказали. Поблагодарить Вас как лидера списка за то участие, которое Вы приняли вместе с нами в этой кампании, за те поездки, за те встречи, которые Вы провели. Мы видели этот напряжённейший график.

Поэтому позвольте мне от имени всех присутствующих и неприсутствующих сказать Вам лично огромные слова благодарности за ту поддержку, которую Вы с нами оказали. Вы уже сказали, что это наша общая победа, и, конечно, это огромная ответственность перед нашими избирателями, и, без сомнения, это новый этап развития партии.

В ходе избирательной кампании нами проведены тысячи и тысячи встреч. Здесь присутствуют многие из тех, кто эти встречи проводил сотнями. Это встречи, которые прошли от Камчатки и до Калининграда. Конечно, главная задача была встречаться с нашими избирателями, постараться быть услышанными и услышать о тех проблемах, о которых говорят сегодня люди. Где-то это удалось, может быть, где-то это не удалось. Мы сегодня достаточно скрупулёзно анализируем вообще всю прошедшую кампанию, доходя до каждого избирательного участка, где у нас получилось, где не получилось получить этот уровень поддержки. Здесь важно, конечно, понять определённые причины результатов ряда территорий, потому что мы видим, сколько сделано в том же, например, Владивостоке, Калининграде, сколько сделано в Новосибирске. Но тем не менее результат сегодня нашим ожиданиям не соответствует. Это говорит о том, что нужно существенно менять стиль работы в этих территориях, и вполне возможно, сегодня мы можем менять людей на той работе, которой они занимаются.

Из прошедшей кампании сегодня уже можно сделать вывод, что сегодня общество стало совершенно другим, даже не таким, каким было ещё пару лет назад. Мы сегодня видим, что материальные ценности не всегда играют решающую роль, на первый план выходят возможности заявить о своей позиции, но, что самое главное, иметь возможность влиять на принятие тех решений, которые волнуют людей.

И мы это увидели в период предварительного голосования – процедура праймериз, где у нас стали выходить победителями люди, которые вели диалог [с избирателями] на одном языке, и совершенно стали проваливаться политические тяжеловесы, которые отчитывались статистически за то, что сделано, но в то же время не получали никакой поддержки, то есть [у них] совершенно на разном языке шёл диалог. Я хочу сказать, что это, конечно, был первый сигнал, и многие его не услышали.

Буквально одно слово про митинг на Болотной [площади]. Это тоже сигнал, туда вышло много людей, которые не связаны ни с какими политическими партиями. Но очень хочется, и мы обязаны сделать [так], чтобы не потерять этих людей, не отдать их на откуп вот таким политическим проходимцам, чьи трудовые книжки сегодня находятся в Капитолии, мы просто не должны этого допустить.

Мы должны этих людей сегодня забрать. Это говорит о том, что партия должна серьёзно меняться, партия сегодня должна работать не только в комфортных условиях, где мы слышим слова благодарности, мы сегодня должны идти на улицу, должны идти в аудитории, где не всегда, может быть, мы услышим какие-то для себя приятные вещи, но тем не менее это необходимо делать.

О ещё одном моменте хотел сказать: сейчас у нас прошли выборы в 27 законодательных собраниях, и должна пройти серьёзная кадровая ротация. Мы видим, с каким трудом даже наши однопартийцы, руководители регионов, стараются что-то менять. По-прежнему в тех регионах, где мы сегодня не получили серьёзной поддержки, предлагают тех же людей на [должности] председателей законодательных собраний, руководителей фракций. Хочу сказать, что идёт очень серьёзная борьба в этих регионах. Никто ничего не хочет уступать. А вот приход новых людей – это как раз и есть сегодня залог того успеха, который нужен партии, и, конечно, той работы, в которой нуждается сегодня общество.

Общество становится другим. И этому должна сегодня соответствовать и партия, и качество власти должно меняться. Я хочу сказать, что в этом смысле разнообразно избранный парламент – это, с одной стороны, первый шаг, потому что из 238 депутатов 117 пришли впервые, это новые люди, они представляют практически всё наше гражданское общество. Это будет сложный парламент, будет сложная работа во фракциях. Это будет работа, в которой необходимо будет очень серьёзно дискутировать, доказывать свою правоту. И, естественно, очень важно, что мы сегодня, сохраняя лидерство, я уверен, обеспечим поставленную задачу – сохранить работоспособность и эффективность работы Государственной Думы.

Для нас победа сегодня на этих выборах – это не просто мандат получения доверия избирателей на реализацию программы. Для нас это в первую очередь продолжение работы над новым качеством власти, первое слагаемое которого – это новый парламент. И я считаю, что это будет открытый и, надеюсь, профессиональный парламент, в котором, ещё раз повторю, представлены все группы гражданского общества.

Сегодня необходимо в первую очередь продолжить практику самых широких, открытых коммуникаций с обществом не только по вопросам законотворчества, но и внутрипартийных дискуссий. Вот мы сегодня на генеральном совете будем обсуждать по большому счёту впервые вообще в истории, собрав людей со всей страны, так называемые портфели, кому будут какие предложены должности, комитеты, каких людей мы предлагать будем на эти должности. Это обсуждение будет идти с большим количеством общественных организаций и с представителями практически со всей страны.

Второе качество власти, без сомнения, – это прежде всего качество обратной связи с обществом. Здесь обратная связь политика и простого гражданина – это и есть ключевой механизм обновления, и это должен быть самый главный приоритет для нашей власти. Сегодня каждый депутат, непосредственно закреплённый за округом, должен в большем количестве знать своих избирателей и избиратели должны знать своего депутата.

И третье слагаемое качества власти, Вы об этом много говорили, – это «открытое правительство». Я уверен, что это «открытое правительство» должно опираться и на фракции в Государственной Думе, и на фракции в законодательных собраниях и в городских советах. Таким образом, мы получим структуру власти, которая объединит институт президентства, институт правительства, парламент, институты представительства в регионах.

Вокруг этой структуры должен появиться, должен быть создан экспертный контур, и, конечно, следующий контур – это гражданское общество. Одна из ключевых ролей в этой структуре появления нового качества власти, я уверен, должна принадлежать партии «Единая Россия», а для этого, как Вы сказали, партия должна становиться современной, открытой, и только тогда мы будем эффективными.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

К.ЩИТОВ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Мы после выборов видели, что происходило на улицах и в Москве (в основном в Москве), да и в других субъектах. И сценарии-то понятны, мы их наблюдали и в Украине, и в Грузии, и в Киргизии, и в Египте, и в Ливии. И технология понятна, понятно как это всё происходит: несогласие с выборами, вывод людей на площади, провокации в интернете, нагнетание обстановки в блогах, социальных сетях. Всё это понятно, причём Госдепартамент США уже даже не отказывается от того, что они эти процессы финансируют, даже называют конкретные источники.

Вот ассоциация «Голос» и другие известные [организации]: Международный республиканский институт, который возглавляет известный антироссийскими настроениями [сенатор] Маккейн. Можно понять, чем занимается их российское представительство и чему они учат лидеров, которых они якобы выявляют в молодёжной среде, и что они рассказывают нашей молодёжи во время обучающих стажировок в США, и как они потом, по возвращении, эту молодёжь используют. Всё это предельно понятно, и, мне кажется, важно повнимательнее присмотреться к тем некоммерческим организациям, которые получают иностранное финансирование.

Но в этой же самой связи возмущает и позиция парламентских партий. Почему на съезде «Справедливой России» делегаты сидят с белыми ленточками? У нас что, «Справедливая Россия» поддерживает финансируемую из-за рубежа попытку цветной революции? Пусть открыто об этом заявят.

Или КПРФ – их лидер заявляет, что на Болотную [площадь] пришла «оранжевая» проказа, и сами же отправляют своего депутата-коммуниста из Мосгордумы туда выступать. Кстати, его там освистали. И понятно, что Джо Байден недавно стал, оказывается, другом коммунистов и открыто сказал, что будет КПРФ поддерживать на выборах.

Мне кажется, парламентские партии, которые заявляют, что они готовы дискутировать с «Единой Россией», в споре вырабатывать истину и работать на благо страны, они не имеют морального права стоять плечом к плечу на подобных митингах с провокаторами. Мы прекрасно понимаем, что площадная политика и уличные акции – это инструмент политической борьбы такой же, как агитационные ролики, листовки. Мы знаем, как эту работу вести, мы тоже умеем выходить на площади, эти площади занимать, мы это продемонстрировали. И мы улицы не отдадим ни в коем случае, мы их отстоим, мы и 5 и 6 декабря это продемонстрировали, и 12 декабря.

Но есть и вторая сторона у этой медали. Многие люди, которые выходят на площадь, они не являются, что называется, музыкантами вот этого оркестра, который играет по цветной партитуре. Они зачастую не знают, кто заказчик, не знают, кто кукловод, и они идут, не одевая этих белых ленточек. В большинстве это люди, которые на каком-то этапе столкнулись с несправедливостью власти, с несправедливостью власти на местах. Именно там происходит контакт большинства [таких] людей. Кого-то «покошмарили», кому-то малый бизнес, кому-то нахамили в каком-то кабинете, кто-то замучился в поликлиниках в очередях сидеть, кому-то не нравится получать завышенные платёжки на жилищно-коммунальные услуги. В целом получается, что народ, устав терпеть и ждать, вышел выразить свой протест и своё несогласие в целом с деятельностью местных чиновников.

Наверное, говорить, что во всех этих провокациях виноваты только Хиллари Клинтон, [Джон] Маккейн и Госдеп [США], было бы слишком просто и однобоко. Проблема-то глубже. Проблема в том, что да, Госдеп финансирует определённые провокации, но они здесь ложатся на благодатную почву и входят в резонанс с настроением общества. Здесь, наверное, наша задача как партии работать на упреждение, то есть не ждать, когда, как говорится, жареный петух клюнет, а выбивать из-под ног у провокаторов почву недовольства, самим выходить, видеть проблемы и огрехи власти на местах и их исправлять.

Партия должна стать элементом гражданского контроля или партийного контроля. Даже те технологии, которые есть в интернете, мы знаем, как бурно интернет-сообщество реагирует на какие-то сбои в государственной системе, нам тоже надо эти механизмы использовать, видеть и активно использовать в своей работе. Тогда мы действительно будем работать на упреждение и не будем дожидаться того момента, когда уже люди выходят на площади, и мы начинаем мериться митингами.

В этой связи мы это уже делаем, работаем системно. В качестве примера хочу привести «Молодую гвардию», мы ежедневно проводим десятки волонтёрских акций. Наши ребята помогают в «Склифе» [НИИ скорой помощи]. Мы объединяем молодёжь в рамках проекта «Я – волонтёр, я – спасатель». Вместе с МЧС ребята помогают в ликвидации сложных и чрезвычайных ситуаций. Проводим в общежития интернет и зачастую исправляем или выявляем огрехи местных чиновников. «Некачественный ремонт дворовых площадок» – был и такой проект. Зачастую наша позиция даже неудобна [чиновникам]. И наши ребята на местном уровне получают выговоры от руководителей района. Но тем не менее благодаря этим действиям мы добиваемся какого-то улучшения работы на местах.

И завершая выступление: Вы в Барнауле встречались со студентами, и там Вы поставили одну из жёстких задач – это пресечение продажи алкоголя несовершеннолетним. Мы тоже эту задачу услышали. Проводим рейды. У нас подготовлена уже предварительная информация по этой работе, там, где продают молодёжи, несовершеннолетним алкогольную продукцию. Хотел бы, завершая своё выступление, Вам эту информацию передать. А как только мы всё завершим, мы ещё и подготовим законодательные предложения, как с этой заразой бороться.

Спасибо за внимание.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Е.СЕМЁНОВА: Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Россия – социальное государство. И за прошедшие четыре года [работы Госдумы] пятого созыва мы делали всё вместе с Вами, Дмитрий Анатольевич, с Правительством, чтобы подтвердить и выполнить те обещания, которые мы давали нашим избирателям в 2007 году.

Несмотря на кризис, мы не отступили от намеченного курса, не снизили темпов по улучшению нашей социальной сферы. На мой взгляд, одним из самых эффективных критериев оценки взятого курса является рост демографии. За прошедшие четыре года в стране родилось более 6 миллионов новых граждан.

Партия «Единая Россия» в Государственной Думе всегда ориентировалась и принимала именно социально ориентированный бюджет, благодаря которому мы и могли сдержать данные избирателям обещания. Выросли пенсии, зарплаты военным, зарплаты в правоохранительных органах, подняли зарплаты учителям и врачам. Стали работать программы «Земский врач», «Учительский дом» и многие другие.

Сегодня мы сделали очень многое, но этого недостаточно, говорят люди. И на наших встречах, а мы часто встречаемся, мы все находимся в постоянном контакте с нашими избирателями, и избиратели задают очень много вопросов, которые касаются социальной сферы.

Самыми частыми [посетителями], наверное, в наших общественных приёмных и на наших встречах, конечно же, являются наши пенсионеры, ветераны. Это те люди, которые прошли самые тяжёлые времена и которых не обмануть. Они наши главные критики и наши главные советчики.

У меня в Тюмени есть уже почти родная бабушка, Антонина Ивановна. Мы с ней встречаемся очень часто. Ей 82 года, и она настолько энергичная и настолько эрудированная, что ей мог бы позавидовать в этом её 18-летний правнук. Мы с ней обсуждаем разного рода вопросы: от внешнего долга и внутреннего кредитования в России до системы образования и трудоустройства. И, конечно же, один из главных вопросов – это размер пенсий. Она с помощью своей пенсии помогает своему внуку-студенту, у которого стипендия низкая. Хорошо, что он живёт у бабушки и в общежитии не нуждается, но постоянно звучит один и тот же вопрос: пенсии недостаточны, их нужно повышать.

На одной из встреч с медицинскими работниками я вообще была удивлена, насколько широко эти люди осведомлены и знают обо всех федеральных программах не только в медицинской сфере, но и во всех других отраслях. Они говорят: да, действительно, материальное оснащение сегодняшних поликлиник, стационаров, медицинских центров классное. Открываются новые нейрохирургические центры, кардиологические, перинатальные центры. Но у учителей есть льготная ипотека, а у нас нет. Почему?

Ну и, Дмитрий Анатольевич, не могу не затронуть свою самую любимую тему – это детские сады и дошкольное образование. За полтора года работы нашего проекта действительно было сделано много в ручном режиме, с Вашей поддержкой. Более 1 миллиона 200 тысяч ребятишек получили места в детских садах, около 4 тысяч открылось и более 11 тысяч возвращено государственных и негосударственных детских садов. Конечно же, это замечательно, здорово, и надо продолжать работать в том же духе.

Но, объехав более чем полстраны и встречаясь со своими воспитателями, они задают такой вопрос: «Вот вы сейчас строите, возвращаете, мы работаем. А завтра где гарантия того, что эти сады опять не передадут в аренду, опять не продадут? И мы останемся без работы?»

На форуме общероссийской общественной организации «Воспитатели России» сами воспитатели предложили антикоррупционный механизм приёма детей в детский сад – «электронная очередь». Она в некоторых регионах уже работает. Но надо, чтобы она работала по всей территории России, во всех регионах. И такой механизм есть. Нужно только, чтобы «электронная очередь» стала обязательной услугой, предоставляемой в электронном виде во всех субъектах Федерации. Её нужно включить в перечень услуг правительств субъектов.

Ну и, конечно же, самая острая проблема – это заработная плата. К сожалению, сегодня заработная плата наших дошкольных работников самая низкая во всей бюджетной сфере, в сфере образования. И если взять среднюю [зарплату] по стране, это примерно 8–9 тысяч получают воспитатели и 3–4 тысячи получают работники в дошкольном образовании. Это невыносимо мало. И такую зарплату получают люди, которым мы доверяем наших детей. Конечно же, с этим нужно что-то делать.

Хочу сказать, пользуясь случаем, большое спасибо некоторым губернаторам, которые смогли увеличить заработную плату вместе с учителями и дошкольным педагогам, но это нужно делать повсеместно. И в этом смысле посыл, который, Дмитрий Анатольевич, Вы дали нам сегодня и верхней, и нижней палате, и всем партийцам, разработать механизм передачи полномочий в субъекты, это, наверное, один из первых шагов, который, возможно, решит эту проблему.

Дмитрий Анатольевич, мы победили, но победа – нелёгкое бремя. Нам доверяют, нам верят, но мы должны сделать всё, чтобы эти ожидания оправдать.

Спасибо.

О.МОРОЗОВ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые соратники!

У меня сейчас появилась новая должность на очень короткий срок, я возглавляю временную группу по подготовке первого пленарного заседания, которое состоится в соответствии с Вашим указом 21 декабря в 12 часов. Считаю важным проинформировать Вас и всех присутствующих о том, как идёт эта работа и что мы ждём от первого пленарного заседания.

Группа должна сформировать все те документы, которые будут внесены на это пленарное заседание, а его задача состоит в том, чтобы избрать руководящие органы палаты, председателя, его заместителей, утвердить структуру комитетов и избрать председателей комитетов, а по возможности и насытить эти комитеты депутатами, если это удастся. В том смысле, что остаётся временная возможность депутатам записываться в комитеты ещё и помимо 21-го числа.

Но, мне кажется, смысл этого заседания, его значение не только в этом. Думаю, очень важно, чтобы это заседание, которое должно, на мой взгляд, состояться организованно, чтобы в нём действительно приняли активное участие все фракции, чтобы это заседание дало очень важный сигнал обществу, – сформирован законодательный орган власти Российской Федерации, сформирован по итогам выборов, в которых приняло участие огромное количество наших граждан. И этот орган в полной мере отражает это волеизъявление, он в полной мере является зеркалом Российской Федерации и волеизъявлением её граждан.

Но при этом я должен сказать, Дмитрий Анатольевич, что, конечно, Дума совсем другая, и мы это уже видим по тем первым консультациям, которые мы ведём с нашими партнёрами. Должен сказать, что мы сразу выбрали здесь для себя два важнейших принципа в наших с ними взаимоотношениях.

Во-первых, это принцип партнёрства и взаимного уважения. А во-вторых, мы не должны забывать, что мы выиграли выборы, мы – парламентское большинство, мы отвечаем за работу Государственной Думы, и мы должны это всегда помнить.

Мне кажется, даже первые консультации показали, что мы реализуем эти принципы, потому что, с одной стороны, мы всё сегодня открыто обсуждаем с оппозицией, выслушиваем их предложения, точки зрения. С другой стороны, мы формируем повестку дня, предложили структуру Совета Государственной Думы, и наши партнёры с этим согласились.

Эта структура будет новой, потому что если раньше в Совет входили только заместители, председатель и его заместители, то сейчас туда войдут и лидеры, скажем так, руководства фракций Государственной Думы.

Мы предложили структуру комитетов, их будет 29, 15 из этих комитетов будет контролировать «Единая Россия», 6 – КПРФ, по четыре – «Справедливая Россия» и ЛДПР. Но при этом я должен сказать, что мы осознанно брали штурвал на себя, и в те 15 комитетов, которые будут у «Единой России», входят, на наш взгляд, ключевые комитеты. Это и бюджетный комитет, это и комитет по труду и социальной политике, комитет по экономической политике, два комитета, которые курируют конституционное и гражданское законодательство. То есть это действительно комитеты, которые будут брать на себя примерно 70 процентов всей законодательной работы.

Должен сказать, что работа нам предстоит очень непростая. Надо вместе подумать, посоветоваться о том, как должна вести себя фракция парламентского большинства.

Сначала о том, чего она не должна делать. Она не должна по умолчанию принимать решения. Мы грешили этим недостатком, потому что нас было очень много. Оппозиция высказывалась, критиковала, а мы иногда считали, что нам достаточно просто проголосовать, принять решение. Думаю, это совершенно неправильно, и мы должны всегда публично и жёстко отстаивать свою позицию, понимая, что счёт по количеству времени всегда будет 3:1 не в нашу пользу. Их будет больше, они будут выступать. Поэтому для нас является очень важным качество наших выступлений, качество наших позиций.

Второе. Мы должны быть более оперативными в откликах на запросы, которые идут из общества. Вот у оппозиции есть такое качество, что что-то случилось вечером, а утром это уже [обсуждается] на пленарном заседании. Нам тоже нужно быть здесь ещё более мобильными.

Третье. Мы должны, как мне кажется, по социально значимым законам научиться говорить с обществом открыто, публично. Очень хороший опыт мы получили, например, на законе «Об охране здоровья», его нужно также применять.

И последнее. С учётом Вашего предложения о «большом правительстве» надо сделать так, чтобы депутатский корпус на стадии ещё только замыслов законов уже принимал участие в их подготовке и концепции.

Поэтому, я думаю, что применяя такие решения, мы будем более мобильными и более энергичными.

Спасибо.

А.ПУШКОВ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Сегодня, когда мы вступаем в новый этап нашего внешнеполитического развития, хотелось бы поделиться двумя соображениями.

Во-первых, хотелось бы поддержать идею и уже начавшуюся деятельность по претворению в жизнь Евразийского союза. Это стратегическая идея, у нас появляется стержень в нашей внешнеполитической деятельности.

Вместе с тем это эмоционально насыщенная идея и для нашего народа, и для народов близких нам стран. Мне кажется, это также итог некоего двадцатилетнего опыта. Ведь после распада Советского Союза мы очень долго искали, куда нам идти, к кому прислониться: кто-то звал на Запад, кто-то говорил, что надо идти на Восток. Но в итоге мы обнаружили, что на Западе ни в Евросоюзе, ни в НАТО нас не ждут, участниками этих организаций мы в обозримой перспективе стать не сможем, причём если в ЕС вступить просто невозможно, то в НАТО, я думаю, нам вступать и не надо в силу специфического характера этой организации. На Восток, как мы знаем, движение тоже ограничено. То есть нам надо искать там партнёров, но напрашиваться в союзники там не к кому.

Таким образом, самый правильный путь – это никуда не идти, а укреплять нашу ключевую позицию в центре Евразии, тем более что Евразия – это главный континент современного мира. Здесь решается всё: здесь все крупнейшие мировые конфликты, здесь две трети мировых ресурсов. Думаю, что наше ключевое положение в Евразии даёт нам все основания, для того чтобы создавать собственную интеграционную группировку.

Такая группировка позволит России утвердиться в качестве самостоятельного центра силы в мировых делах, а другой альтернативы у нас, со всей очевидностью, нет, и вместе с тем наполнит новым смыслом общение с соседними странами и с народами, которые чувствуют себя близкими России. Несомненно, это повысит также и наш вес во взаимодействии с такими центрами силы, как Соединённые Штаты, Европа и Китай.

Второе соображение тесно связано с первым – с нашей самостоятельной ролью в мировых делах. Относится оно к нашим отношениям с Западом, прежде всего с Соединёнными Штатами.

Дмитрий Анатольевич, не создалось ли у Вас ощущение, что нам пора перезагрузить «перезагрузку»? Дело в том, что она явно зависла. Нужно вновь нажимать на кнопку reset и договариваться о каких-то новых правилах игры.

Вот смотрите, по ПРО в принципе нам Соединённые Штаты, к сожалению, уже дали ответ. Он состоит в том, что России не позволят нарушить американские планы создания ПРО в Европе. Это ощущение тупика усилилось и после известного заявления Хиллари Клинтон по поводу наших выборов.

Как представляется, нам следует дать понять Соединённым Штатам, что мы не примем их понимание о «перезагрузке» как свободу рук для США, в том числе и свободу рук от обязательств перед нами, свободу от учёта наших озабоченностей и свободу вмешательства в наши внутренние дела.

Интересно, что Хиллари Клинтон объяснила свою резкую критику выборов в России тем, что защита демократических принципов – это один из главных приоритетов и важнейший принцип американской внешней политики. То есть ничего личного, она выполняет некую принципиальную установку. Я думаю, что у нас тоже есть принципы и надо о них заявить. Мы рассматриваем себя как суверенное, самостоятельное государство. Мы входим в Совет Безопасности ООН. Мы являемся великой державой с тысячелетней историей. И мне кажется, что нам нужно заявить, что у нас есть принцип недопущения вмешательства в наши внутренние дела, и этот принцип должен быть подкреплён неким набором мер.

Вот Вы недавно сформулировали наши ответные меры по американской системе противоракетной обороны. Не дать ли нам знать нашим американским друзьям, что в случае грубых попыток вмешательства в наши внутренние дела, как это сделала Хиллари Клинтон, в действие будут автоматически вступать некоторые меры, которые противоречат американским интересам: возможно, деловым интересам, возможно, каким-то ещё интересам, но чтобы был здесь принцип автоматизма, а не получалось, что мы каждый раз начинаем как бы защищаться? А так наши партнёры по «перезагрузке» проинформированы, всё честно, и ничего личного. Как Вы к этому относитесь?

Д.МЕДВЕДЕВ: Я скажу.

Есть желание ещё что-нибудь сказать? Пожалуйста, коллеги. Можно отсюда, мне кажется.

ВОПРОС: Скорее, вопрос. Здесь присутствует актив партии «Единая Россия», Борис Вячеславович Грызлов, к которому я очень тепло лично отношусь. Он не будет далее работать в Государственной Думе. В прессе неоднократно поднимались вопросы о том, кто может работать в Государственной Думе, кто будет Председателем Государственной Думы. Если у Вас найдётся время, я предлагаю после официальной части мероприятия, может быть, обсудить здесь и этот вопрос сегодня.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Хорошо, демократия.

Пожалуйста. Я тогда туда уже выйду, чтобы удобнее было.

И.ЯРОВАЯ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Прежде всего хотелось бы небольшую ремарку. Я думаю, что все согласятся с тем, что, повышая пенсии бабушкам, мы должны стремиться к тому, чтобы взрослые 18-летние малыши-внуки стремились сами им помогать, трудоустраивались и работали. Поэтому сегодня мы на встречах убедились в том, что нужно максимально говорить не только о высоких социальных ожиданиях, особенно с молодёжью, но и говорить о том, что называется «патриотическое воспитание».

Как координатор государственно-патриотического клуба партии «Единая Россия», могу с полной уверенностью сказать, что одна, наверное, из проблем того, что мы сегодня видим такой ажиотажный интерес к событиям на Болотной, – это элементарная, если хотите, необразованность и непросвещённость в вопросах отношений к своей стране, к своему государству, то, что не прививается на уровне воспитания и образования.

Конечно же, Дмитрий Анатольевич, как представитель Камчатки, Вы, наверное, знаете, что Ваш мандат назвали золотым, хотя это мандат самой высокой ответственности, по-моему. Камчатка является правопреемником, поэтому могу сказать и от себя, и от имени своих земляков, от Камчатки, что работать [мандат] будет с утроенной силой, понимая эту ответственность и понимая, что предстоит решить важнейшие задачи.

Поэтому предлагаем, чтобы фракции в законодательных собраниях были тем звеном, которое обсуждает законодательные инициативы до первого чтения. Мы говорим об интернете, мы говорим об общественных организациях, но у нас полно коллег в регионах. Мы теряем доверие на стадии принятия решений. Вот потерять это доверие мы не имеем права именно там. Мало подтвердить на выборах, надо подтвердить при принятии решений.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо. Рад, что мой мандат достался Камчатке, так что я вас поздравляю, хорошо, что он на Камчатку уехал.

Пожалуйста.

А.РЕМ: Добрый день Дмитрий Анатольевич! Добрый день, уважаемые коллеги!

Дмитрий Анатольевич, только что завершились выборы в Государственную Думу. По роду своих занятий приходилось достаточно часто общаться с людьми, особенно волнуют те проблемы, которые ставят мои земляки, проживающие в небольших городах, сельских поселениях. Те вещи, с которыми им приходится сталкиваться каждый день, – это отсутствие освещения, плохие межквартальные проезды и много других проблем. Казалось бы, решение их элементарное: что стоит поставить несколько фонарей или же привезти «КамАЗ» щебёнки, чтобы засыпать яму на сельской дороге?

Стали разбираться с этими вопросами. Оказалось, что в бюджете небольших муниципалитетов просто отсутствуют финансы для исполнения тех полномочий, которые есть. Та чехарда, которая была в соответствующем федеральном законе, когда полномочия передавались туда-сюда, не привела к решению проблем именно из-за отсутствия финансовых ресурсов.

Зачастую мы часто слышим с мест такие вопросы: мы собираем налоги здесь, в муниципалитетах, они передаются дальше, в региональные, федеральные бюджеты. Я понимаю, что у каждой медали есть несколько сторон, в том числе в небольших муниципалитетах отсутствуют грамотные специалисты, которые смогли бы правильно составить бюджет, включить в него те проблемы и решения тех проблем, которые ставят перед нами наши земляки. И для этого мы должны, наверное, проходить процедуры публичного обсуждения в виде, может быть, даже сельских сходов.

Я знаю, Вы сейчас достаточно активно занимаетесь вопросами децентрализации. В связи с этим хотелось бы спросить: первое – как именно будут обеспечены полномочия и финансы на местах? И второе – когда мы сможем увидеть первые шаги по децентрализации?

Спасибо.

А.ХИНШТЕЙН: Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Я не могу не коснуться той проблемы, которая, уверен, волнует абсолютное большинство наших граждан, – это проблема коррупции. И должен сказать, что за последние годы мы сделали немало шагов в направлении [борьбы с ней].

Все те инициативы, которые вносились Вами, всегда получали поддержку и «Единой России», и Государственной Думы как фракции, как партии, и мы совместными усилиями сумели провести в жизнь действительно очень много важных, нужных и необходимых антикоррупционных инициатив. Но совершенно очевидно – об этом говорят и выборы, об этом говорят люди, об этом говорит практика, – что шагов сделано недостаточно.

И учитывая, что лидерство в этой инициативе в значительной степени принадлежит Вам как человеку, выведшему борьбу с коррупцией в разряд национальных приоритетов, я хотел бы спросить о Вашем отношении к тем конкретным мерам, которые нами обсуждались и часть из которых была включена в народную программу Общероссийского народного фронта. Во-первых, это восстановление института конфискации в полном объёме, с тем чтобы речь шла о конфискации имущества на сумму, установленную судом, ущерба.

Второе предложение, повторюсь, внесённое в народную программу ОНФ, это контроль не только над доходами, но и над расходами. При этом, возможно, следует вести речь о расширении круга членов семей госслужащих, людей, занимающих публичные должности, которые отчитываются о своих доходах, потому что сегодня, конечно же, мы вывели, например, совершеннолетних детей, и понятно, что это создаёт очень серьёзные препятствия.

Третье. Мы с вами запретили совмещать государственную службу с учредительством в коммерческих структурах, но не установили прямого механизма, при котором такое учредительство влечёт за собой незамедлительное увольнение со службы, отречение от неё. Хотелось бы узнать Ваше отношение к этим идеям, инициативам.

И последнее. Хотелось бы получить Вашу поддержку в вопросе работы Государственной Думы в этом направлении. Вот Олег Викторович Морозов, выступая, сказал о 29 комитетах, которые, очевидно, будут в следующем созыве нашего парламента. В число этих комитетов не входит антикоррупционная комиссия.

Причём скажу, что антикоррупционная комиссия все последние созывы несколько видоизменялась. В третьем созыве это была Комиссия Государственной Думы по борьбе с коррупцией. В четвёртом созыве это стала Комиссия по противодействию коррупции. В пятом созыве это стала Комиссия по законодательному обеспечению противодействия в борьбе с коррупцией. Как она будет называться в шестом созыве, я не понимаю и, честно говоря, не понимаю, будет ли такая комиссия вообще. Хотелось бы здесь Вашу поддержку получить, поскольку убеждён, что абсолютное большинство наших депутатов считает необходимой такую комиссию.

Мне представляется, что эта комиссия не должна занимать позицию стороннего созерцателя и наблюдателя, так как это, к сожалению, у нас иногда бывало. Мы должны, учитывая принятый закон о парламентском контроле, всё-таки более активно работать в этом направлении, потому что очень часто, и Вы это знаете, и собравшиеся в этом зале люди знают, очень часто именно депутаты оказываются тем последним фильтром, которые встают на защиту интересов людей, на защиту интересов закона.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Давайте, ещё два человека зададут вопросы, чтобы я уже, так сказать, «не утонул» в них совсем.

Пожалуйста, кто хотел?

Пожалуйста, Вы. Ну, хорошо, и Вы – три.

А.ХАЙЧЕНКО: Добрый день, Дмитрий Анатольевич! Добрый день, коллеги!

Мой вопрос относительно интернета. Не секрет, что интернет сегодня стал мощным политическим фактором, мощным политическим инструментом. Причём, если проанализировать, если раньше в интернете давал повестку всё-таки федеральный уровень, федеральная повестка присутствовала, то сегодня акцент смещается в сторону регионов, в сторону муниципалитетов, что, собственно, объективно, потому что люди хотят обсуждать именно то, что видят рядом, с чем живут.

Далеко за примерами ходить не нужно. Мой родной город Ульяновск, Ульяновская область, где интернет сыграл на этих выборах большую роль. И если проанализировать, несмотря на всю федеральную составляющую выборов, именно местная повестка, региональная повестка создавала тон этой избирательной кампании.

В ключе этого мне бы хотелось пожелать всем нам, чтобы мы, наверное, должны подумать, каким образом усилить присутствие нашей партии [в интернете], причём усилить качественно на уровне регионов, на уровне муниципалитетов.

Что касается вопроса. Учитывая то, что интернет сегодня – это и мобилизационный инструмент, причём мобилизационный инструмент, иногда играющий и против нашей страны, сегодня звучит очень много мнений о том, что нужно как-то отрегулировать интернет, законтролировать интернет. Причём эти заявления делают люди, в общем-то, государственные.

Мы Ваше мнение всегда знали, знаем о том, что интернет должен оставаться зоной свободы. Не изменилось ли Ваше мнение?

Спасибо.

К.КОСАЧЁВ: Заместитель секретаря президиума генсовета.

Буквально вчера завершились многолетние переговоры по вступлению России во Всемирную торговую организацию (ВТО). Я не знаю, как коллеги подтвердят или нет, но мне, может быть, как международнику, вопрос о последствиях вступления России в ВТО задавался почти на каждой встрече с избирателями в ходе нашей кампании, потому что этот вопрос затрагивает не только предприятия, не только отрасли, он затрагивает практически каждого человека труда, того, кто растит картошку, шьёт одежду, производит автомобили.

Сейчас предстоит ратификация новой Государственной Думой пакета документов [вступления в ВТО]. Понятно, что это вопрос многих комитетов. Предполагаю, что возможно некое внешнее поддавливание нас, с тем чтобы мы побыстрее завершили эти процедуры. Было видно, что пакет документов с ладонь толщиной, это очень сложный процесс.

Считаю, что было бы правильно нам здесь усилиями фракции «Единая Россия» в будущей Государственной Думе обеспечить этот ратификационный процесс самым глубоким, самым профессиональным образом, с тем чтобы на выходе, когда мы будем, очевидно, давать согласие на эту ратификацию, мы были бы уверены в том, что мы проработали этот вопрос самым тщательным образом и что наши люди надёжным образом защищены.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

М.МАКСАКОВА: Дмитрий Анатольевич, я хотела бы Вас сердечно поблагодарить за поддержку нашего проекта электронной базы одарённых детей, которую Вы оказали нам после встречи в Краснодаре, потому что это, конечно, дало совершенно новый виток развития, а также то, что мы победили на выборах. Конечно, сейчас мой новый статус мне очень помогает в моей работе, все откликаются на это очень живо. Мы планируем в 2012 году охватить [проектом] более трёх тысяч детей по всей России.

Мы стартовали в Астраханской области и, конечно, прорабатывая ситуацию в целом по России, мы должны смотреть на то, как, в каком регионе, насколько готовы принять и помочь нам в нашей совместной работе. Когда мы прорабатывали [ситуацию], в частности, по Северному Кавказу, мы поняли, что там, наверное, необходима ещё дополнительная программа – гуманитарная миссия. Зная, какой бурный экономический рост в том регионе, думаем, что синхронность гуманитарного развития необходима, и поэтому подготовили также с Вашего позволения проект, который поддерживает большое количество моих коллег, друзей, деятелей культуры и искусства, с тем чтобы люди были готовы к тому экономическому гигантскому росту, который предстоит в регионе.

Мы знаем о строительстве больших курортных центров на Северном Кавказе. Думаю, что работники гостиничного комплекса – это та среда, в которую попадает иностранный турист, они, наверное, хотят адекватного отношения к ним. Эти регионы так богаты своей культурой, колоритом, но всё-таки надо помочь им интегрироваться, в том числе эффективнее изучать иностранные языки, потому что уровень знания иностранных языков, наверное, там должен быть выше, чем в среднем по России. Если позволите, я передам Вам этот проект тоже и очень надеюсь на Вашу поддержку. Благодарю Вас.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Я вообще бы предложил уже завершать, но, раз Вы вышли, я, конечно, отнимать [микрофон] не буду.

В.МЕДИНСКИЙ: Спасибо.

У меня два очень коротких вопроса, исходя из Вашего выступления. Дмитрий Анатольевич, я думаю, все здесь присутствующие согласны с тем, что Вы сказали: «Руководители списков должны быть членами партии».

Исходя из этого, не может ли получиться так, что руководитель списка – он и губернатор, и руководитель партийной организации, член партии соответствующей? И хотелось бы [услышать] Ваше мнение, может ли партийная организация быть как бы второй властью, быть дополнительным контролёром над исполнительной властью, чтобы эти функции не сливались у нас в одно и то же, как было, кстати, в СССР в значительной степени?

И второй вопрос. Вы в очень сложное время привели наш список на самом деле к очень хорошему результату. Я думаю, каждый здесь присутствующий задаёт внутри себя один вопрос: не сейчас, но, может быть, позже видите ли Вы себя членом партии «Единая Россия»?

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Мы так никогда не закончим. Ну давайте, отказать не могу, конечно.

О.БАТАЛИНА: Я рассчитываю на самом деле на последний [вопрос].

Дмитрий Анатольевич, вопрос о дальнейшем развитии реформирования политической системы. Выборы, мы об этом уже сегодня говорили, показали, что такой запрос в обществе созрел: запрос на свободу, на большие возможности, на то, чтобы из всего многообразия партий всё-таки наши люди могли выбрать что-то своё, а не так, как это зачастую было, – голосовать от противного.

Общество действительно меняется, оно становится сложнее, многополярнее, очень много групп интересов, поэтому возникают на повестке дня вопросы и о большей либерализации политической системы и, соответственно, об упрощении доступа малых партий на политическую поляну, о возможном возврате графы «против всех», о возможном возврате выборности отдельных должностных лиц. Скажите, Дмитрий Анатольевич (а мы готовы поддержать те реформы, которые Вы предложите), как Вы оцениваете: мы готовы к такой либерализации и, вообще, мы готовы к такому развитию в этом направлении?

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Дорогие друзья, я, с вашего позволения, буду отвечать не каждому конкретно, иначе это будет сложный диалог, а буду, отвечая на разные вопросы, отвечать и на те вопросы, которые поднимали присутствующие здесь.

Да, мы победили. В то же время мы все чувствуем, что эта победа далась очень непросто. Надо признаться откровенно, в начале этой избирательной кампании у многих людей, у многих членов партии, у наших сподвижников, у сочувствующих партии были ощущения некоей лёгкости, с которой можно преодолеть этот рубеж. Скажу вам, у меня такой лёгкости в ощущениях не было, но это уже не имеет значения, потому что любая политическая борьба – это огромное количество проблем. Я напоминаю, что «Единая Россия» уже в третий раз участвовала в выборах как политическая партия. Это уже немало: восемь лет плюс теперь ещё пять лет – это серьёзный срок.

Тем не менее я неоднократно говорил о том, что ничего необычного в этом нет. И крики о том, что это безобразие, монополизация власти, всё это надоело, – они могут быть отчасти справедливыми и совсем несправедливыми, потому что во всём мире в тех или иных исторических условиях партии, например, достаточно долго находились у власти. Речь идёт и о европейских странах: о Германии, Великобритании, о целом ряде более мелких европейских стран. Я уж не говорю про страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Никто ни в чём их не упрекал. Хотя, конечно, внутренняя оппозиция говорила: «Хватит, ну сколько можно». Поэтому в этом нет ничего удивительного.

Вопрос, на мой взгляд, сегодня в другом. Вопрос в том, что произошёл некий разрыв во взаимоотношениях одних социальных групп с другими. Вот это, наверное, власть и «Единую Россию» как партию, которая приняла в очередной раз на себя ответственность, должно волновать больше всего. Вот этого межчеловеческого разрыва мы допустить не должны именно потому, что мы сегодня объединяем всю страну, мы сегодня отвечаем за состояние дел в стране.

Мы понимаем, что существуют и разрывы в ожиданиях. Я многократно задавался одним и тем же вопросом: каким образом, чем мотивированы граждане, когда они подходят к избирательному участку, что они вспоминают? Помимо физиономии лидеров, которые кому-то нравятся, кому-то очень не нравятся – ну так жизнь устроена. Вот о чём они думают, когда они формулируют своё решение? Мне, как человеку, который уже достаточно давно во власти, хочется сказать: «Ну вот смотрите, сколько мы сделали, – вот это сделали, это сделали». На этом, собственно, и была построена наша избирательная кампания – это всё правда, это же не враньё. Мы действительно сделали очень много, столько, сколько никто не делал в истории нашей страны до сих пор вообще. За всю относительно короткую историю современной России никто столько не делал.

Это вспоминается? Нет. Никогда человек не сравнивает себя с тем, каким он был 8–10 лет назад или почти не вспоминает об этом. Когда он подходит, он сравнивает себя с другими в конкретной ситуации: «А у него лучше, у него зарплата другая, к нему более справедливо относятся, у него иные политические запросы, он может их как-то удовлетворить, а меня не слышат, на меня наплевали, у меня нет политической силы, которая за меня отвечает». Вот о чём он думает, когда опускает бюллетень, помимо прозаических вещей: дайте побольше денег, – это тоже естественно, нормально. И вот, мне кажется, это мы должны осознать.

Поэтому у нас будет не только более сложный парламент, как сказал Сергей Иванович, выступая, у нас, очевидно, будет новая стадия развития политической системы, и на это не надо закрывать глаза, она началась уже. И началась она не в результате там каких-то митингов, это лишь внешнее, это пена, если хотите, или проявление человеческого недовольства. А началась она, потому что старая модель, которая верой и правдой служила нашему государству последние годы, неплохо служила, и мы все её защищали, она себя во многом исчерпала.

И поэтому мы, как ответственная сила, как сила, которая сегодня взяла на себя бразды правления, должны первыми об этом сказать: модель нужно менять, и только в этом случае у нашей страны будет динамичное развитие.

Мы все анализировали, что происходило, что думали люди, которые выходили на улицы для того, чтобы высказать своё отношение к выборам, к власти. Я, конечно, тоже не сторонник упрощённых схем, о которых Кирилл говорил, что это не надо упрощать – и я считаю, что не надо упрощать. Улица – это, конечно, не Госдепартамент Соединённых Штатов Америки. Улица – это настроения наших людей, и власть должна об этом ответственно и прямо сказать: это их настроения. Эти настроения формируются под влиянием разных факторов, иногда абсолютно откровенного хамства власти той же самой, несправедливости, иногда под влиянием заблуждения (это тоже происходит), под влиянием всякого рода аргументов, да и пропаганды просто. Но это настроения людей, и мы к ним должны относиться уважительно.

Что же касается Госдепартамента – это не наше ведомство. Я вчера разговаривал с Президентом Соединённых Штатов. Мы говорили о том, что мы сделали за последние годы, что у нас получилось, что не получилось, получилась ли эта «перезагрузка», или, как было написано на известной кнопке, «перегрузка», reset это или что-то другое. Надо признаться, у меня с ним неплохие человеческие отношения, и мы друг друга неплохо понимаем, но я, конечно, ему вынужден был сказать одну вещь: вы можете как угодно оценивать наши выборы, это ваше дело, честно говоря, для нас это не имеет особого значения, мы – большая, сильная, суверенная страна, но все оценки должны быть корректными. После подведения итогов, после определённых решений можно сказать: у нас это вызывает какое-то смущение, нам непонятно, что это такое. Но когда на следующий день или через день начинается вот эта старая канитель, когда звучат отповеди в самых худших традициях «холодной войны», это возмутительно. Это уж точно не «перезагрузка». Мне пришлось вчера об этом моему товарищу сказать. И от каких бы это демократических чувств не исходило, от сердца или от какого-то другого органа, – это неприемлемо, мы это не будем принимать, и мы к этому будем соответствующим образом относиться.

Рассуждая дальше по поводу того, что происходило: любые митинги, демонстрации являются проявлением демократии, это мы с вами понимаем. Мы с вами понимаем и то, что общество пришло в более активное движение, оно созрело для этого – нормально. Главное, чтобы это всё развивалось в рамках законодательного поля, и вот это действительно поможет удержать страну в русле современного развития.

Этой культуре нам всем ещё нужно научиться. И людям, которые выходят протестовать, а они будут выходить протестовать, потому что это жизнь, и против нашей партии, и против Государственной Думы, и против Президента, и против Правительства, так во всём мире происходит, и полиции, которая соответствующим образом на это откликается. Это тот процесс, которым мы должны владеть на уровне политической культуры – вот что самое главное.

Посмотрите кадры, которые были, допустим, вчера по телевизору, наши кадры, кадры из других стран, разные кадры, – почувствуйте разницу, чего нельзя допускать. Категорически нельзя.

Интернет наш любимый, о котором все говорили. Знаете, я считаю, что интернет протестный по своей природе, он не только в России протестный, он во всём мире протестный. Но что можно сказать? Это нормально, но проблема нашего интернета ещё заключается в том, что в нашем интернете чудовищно низкий уровень политической культуры, чудовищно низкий.

Не надо любить власть, это нормально, нужно высказывать власти всё, что ты думаешь о ней. Не нужно, может быть, даже любить ближнего, хотя это библейская заповедь, но ты должен к этому ближнему относиться уважительно, а не требовать его немедленного расстрела. Об этом же пишут. Дело не только во власти и в каких-то эмоциях власти, партии «Единая Россия», ещё кого-то. Но посмотрите, какое отношение друг к другу? Люди друг другу пишут – но это же катастрофа. Залезьте в англоязычный интернет, там известное словечко из четырёх букв встречается реже, чем у нас.

Это означает, что уровень дискуссии немножко другой, даже когда ты не любишь своего партнёра, не понимаешь его. Но это, к сожалению, не приходит очень быстро. Мы тоже взрослеем.

И ещё одна очень важная тема: категорически недопустимо, чтобы произошла делегитимация власти. И не потому, что сегодня эту власть олицетворяю я, здесь стоящий перед вами, Правительство России, только что избранная Государственная Дума, Совет Федерации, судебная система, а просто потому, что для нашей страны это означает одно – развал государства. Что такое Россия без власти, все хорошо помнят по учебникам истории: это 1917 год. Вот и всё.

Протесты – нормальная вещь. И политические протесты – тоже нормальная вещь. Я уже только что сказал, что во многом та модель, которая верой и правдой служила развитию нашего Отечества, она себя на нынешнем этапе уже исчерпала. Ещё раз подчёркиваю: как ответственная сила, мы должны это признать. Но мы не слепые и не глухие, и мы сами должны начать этот процесс. Мы отвечаем за ситуацию в стране, поэтому мы и должны начать процесс политических преобразований. Только в этом случае мы проявим себя как ответственные люди, как те, кто взял на себя вот это очень трудное бремя, несёт этот крест. Причём мы должны делать это по велению совести на основе холодных размышлений, а не под давлением. Этого не будет никогда, никаких изменений под давлением, но делать это необходимо именно по той причине, что я только что сказал.

Не так давно сделанное предложение нашим кандидатом в Президенты Владимиром Путиным по поводу изменения порядка наделения полномочиями губернаторов, то есть переход или возврат, если хотите, к их прямым выборам по предложениям партий, – это один из таких шагов. Будут и другие, мы их обязательно предложим.

Я согласен с тем, что коллеги говорили по поводу того, как придётся работать Государственной Думе, вот Олег Викторович говорил на эту тему. Мы – большинство. Большинство – это большинство, и не надо этого стесняться. Мы его завоевали абсолютно конституционным путём, никаких сомнений быть не может. Но мы не должны упиваться этим большинством, мы не должны плевать на тех, кто имеет меньшинство. К сожалению, у нас действительно в Государственной Думе в этом плане иногда было головокружение от успехов и от того, что можно пользоваться властью, ни с кем не советуясь. Иногда это было, или даже в основном это было из самых лучших чувств, потому что мы считаем: «Мы правильный закон двигаем, мы его хорошо проработали, нам палки в колеса вставляют. А вы вспомните, что было в Государственной Думе в 90-е годы, когда никакого закона принять было невозможно». Всё это правильно, всё это правда, но советоваться всё равно надо, всё равно нужно обсуждать эти вопросы. Поэтому Дума будет более сложной, но это и хорошо, это означает, что качество законотворчества будет выше, и что вы будете спорить, и в этих спорах будет рождаться истина.

Ещё то, над чем мы часто сейчас задумываемся, коллеги об этом говорили. А почему, мол, мы так медленно реагируем, почему мы такие инертные, слабые, почему мы не ведём себя, как оппозиция? Ответ очень простой: для того чтобы стать такими же острыми, как оппозиция, надо стать самой оппозицией, вот и всё, нет другого рецепта. Но нельзя отдавать власть добровольно, речь не об этом, конечно. Нужно примерить на себя все возможности оппозиции: и навыки, и жёсткость, и оперативность, и просто ежедневно себя ставить в положение оппозиции, тем более что положение доминирующей партии нам никто не гарантировал на десятилетия вперёд, и не будет этого. Всегда нужно быть готовым к поражению, только в этом случае можно победить, только в этом случае, если ты готов проиграть.

В том, что касается наших будущих планов, я, может, сегодня так долго говорить не буду. Я, конечно, очень рад тому, что у нас подписаны соответствующие договоры, началась интеграция. Не скрою, мне очень приятно, что эти процессы ускорились в период моего президентства. И я действительно в какой-то момент подошёл к своим коллегам и говорю: «Может, попробуем всё-таки это всё слепить, то, что давно лепим?» Получилось, на удивление, получилось. Мне это очень приятно, вот как прямой результат нашей совместной работы.

А в том, что касается отношений с другими странами, с Соединёнными Штатами Америки, я уже сказал об этом: в любом случае мы не должны давать себя ни запугать, ни запутать. Мы должны чётко понимать цели, к которым идём, но в то же время, конечно, мы не должны кичиться, не должны говорить о том, что мы и сами можем развиваться, у нас свой путь, который мы можем пройти без участия других государств, стран. В принципе мы так и работали последние годы, но политика – конкретная вещь. Какие бы ни были дружеские отношения, если нас не слышат, мы будем отвечать, что мне и пришлось сделать 23 ноября. В этом нет ничего обидного, это не против Обамы, это против той политики, которую заняло руководство Соединённых Штатов Америки. Будут и дальше хамить – будем отвечать, будут слышать наши озабоченности – будем вести себя соответствующим образом. Это и есть практическая политика.

По предложениям, касающимся децентрализации, какая она будет, когда это всё случится. Мы сейчас проводим совещания, консультации, мне бы не хотелось раньше времени всё это рассказывать, чтобы не порождать избыточные ожидания. В любом случае я могу сказать так. Мы поступим разумно, не будем скидывать территориям то, что они не способны исполнять, не будем давать муниципалитетам того, что не обеспечено деньгами, постараемся найти новые доходные источники. Но, если говорить прямо, я думаю, что на создание вот такой системы, я вчера как раз с новым Министром финансов разговаривал, уйдёт, может быть, три–пять лет. Мы будем давать частями, потому что, я вам сказал в начале нашего общения, в соответствии со словами Кристин Лагард, мир вступил в эпоху великой депрессии. Это, к сожалению, не красивая фраза, это реальность. Похоже, что кризис уже наступил. И это не новый этап, а, по сути, продолжение того же самого кризиса, но в новом исполнении.

Борьба с коррупцией действительно была той темой, которой я занимался последние годы. И я очень рад, что я всё-таки в какой-то момент принял для себя ответственное решение о том, что не нужно эту тему прятать под стол. Я уже многократно об этом говорил. Меня всячески отговаривали, утверждая, что мы её не поборем. Мы её и не побороли, это правда. Не побороли мы коррупцию, но мы об этом стали говорить. Мы приняли законы.

Нас упрекают в том, что мы – такая-сякая партия, что у нас самих коррупционеров полно. Хватает коррупционеров у нас. Но почему? Потому что членами нашей партии являются представители элиты: региональной элиты, муниципальной элиты, федеральной элиты. А, собственно, там и случаются такие наиболее одиозные вещи.

Поэтому этого не надо стесняться: любая партия, которая находится у власти, она в этом смысле в большей степени находится под ударом, и на неё смотрят самым внимательным образом.

Предложения, которые Александр озвучил, я не против ни одного из них. Мы уже обсуждали более широкое использование института конфискации. Это вообще сделать довольно легко. Просто в какой-то момент наши законодатели, под влиянием, видимо, уголовно-правовой мысли, пришли к выводу, что институт конфискации – это советская норма, что нельзя человека лишать имущества. Но на самом деле, если другое не работает, институт конфискации может быть вполне действенным.

Контроль расходов – тоже возможная вещь, нужно только руководствоваться здравым смыслом, посмотреть на соответствующую международную конвенцию, понять, какие это расходы, а также, и с этим я тоже полностью согласен, определить круг лиц, на которых распространяется контроль доходов. Потому что, конечно, тот круг, который мы взяли, он был взят по минимуму: близкие родственники (жена и дети, не достигшие совершеннолетия, а достигшие, они как бы в автономном плавании находятся). Можно посмотреть шире, вопрос в том, а хватит ли у нас силёнок.

И по поводу запрета учредительства и отсутствия последствий за это – вот с этим я согласен. Мне неоднократно приносили информацию о том, что гражданин Пупкин какой-нибудь является учредителем соответствующего акционерного общества. Это не соответствует правилам о государственной службе, но никаких санкций не создаёт. В принципе это моральное правило. Его можно перевести в юридическую плоскость. Можно сделать таким образом, как вариант, сейчас формулирую просто на месте: если, допустим, он должен был заявить об этом учредительстве, не сделал этого или же принял решение об участии в коммерческой организации во время нахождения на госслужбе, это автоматически должно влечь постановку вопроса об утрате к нему доверия в соответствии с нормами о государственной службе. И там уже пусть работодатель или уволит его, или скажет во всеуслышание: да, он учредитель такой-то коммерческой структуры, но я хочу его сохранить. Тогда это будет его ответственность.

Насчёт Комиссии по борьбе с коррупцией я могу сказать только одно. Это дело, конечно, уже руководства Государственной Думы. Моё мнение таково: уважаемые друзья, не отдавайте это оппозиции, потому что это самая благодатная тема, и вы сами отлично это знаете. Сделайте так, чтобы борьбу с коррупцией возглавила «Единая Россия» в Государственной Думе. В противном случае количество упрёков по поводу концентрации жуликов и прочих неблагонадёжных элементов будет только расти. Нужно самим этим заниматься.

Опять про интернет был вопрос: усилить присутствие партии. Знаете, я не очень верю в «партийный» интернет, откровенно говоря. Я думаю, что большинство здесь собравшихся – тоже. Конечно, у партии должен быть свой сайт. Он должен быть классный, интересный. Могут быть региональные сайты. Всё это должно быть. Должны быть губернаторские сайты. Хотя, по всей вероятности, в скором времени у нас не все губернаторы будут членами «Единой России». Ну и нормально. Значит, в этом случае мы будем что делать: свистеть, кричать и говорить: «Посмотрите, что они делают; посмотрите, как они себя ведут; посмотрите, что они натворили». Это будет, кстати, очень удобная позиция для «Единой России», потому что сейчас только в «Единую Россию» пальцем показывают. Появится и у нас возможность пальцем показывать. Это нормально, это хорошо.

А что касается интернета, мне кажется, он может служить нам за счёт авторитета партии, а не за счёт административного ресурса. Просто должен быть накопительный эффект. И нужно расслабиться, выдохнуть, я понимаю, что читать всё это неприятно, и перейти в следующий этап развития самой партии, потому что всё успокоится, останутся дела, а не эмоции, и вот по делам и будут судить.

И последнее: про интернет. Конечно, мы ничего трогать не будем вообще. Мы – современная страна, ничего трогать, ничего отрубать, никаких там твиттеров, пусть всё работает, как работает. Я думаю, для всех это однозначно.

Давайте к ВТО отнесёмся с одобрением. Всё-таки мы долго шли к этому. Да, есть проблемы, есть сложности, есть процесс ратификации. Я полностью согласен с тем, что Константин сказал, нужно сделать это обдуманно, аккуратно. Но всё-таки это большая победа, и мы с вами понимаем, что в перспективе это другие конкурентные возможности для нашей экономики.

Будем заниматься и детскими, и социальными программами. Я специально сегодня на этом концентрироваться не буду, потому что это отдельная тема, очень сложная и исключительно важная.

Закончу словами по поводу ответственности каждого из нас. Я недаром сказал во вступительном слове, что эту ситуацию нужно пропустить через себя – ситуацию, которая сложилась и в обществе, и по итогам выборов, и в партии. Ни один руководитель, который пришёл к власти с использованием партийного механизма, не должен отбрасывать партию. Это неприемлемо, это неприлично. Поэтому, если говорить обо мне, то я об этом уже сказал во вступительном слове. Все лидеры должны быть внутри партии, никаких сомнений нет, никаких исключений, можете не сомневаться.

И ещё самое последнее. Я думаю, что пора уже расслабиться всем в прямом смысле этого слова. Да, ещё впереди очень большие, очень трудные события, очень много испытаний. Общество наше пришло в очень активный резонанс. Задача государства – сделать так, чтобы общество развивалось, но развивалось в соответствии с нашими законами. Но если говорить о партии, пора расслабиться в том смысле, что пора принять итоги, сделать для себя выводы – и не вполне утешительные, и вполне, может быть, приятные – и смотреть в будущее.

Я очень прошу, чтобы вы, как актив партии на местах, как принято у нас говорить, в регионах, вот этот месседж транслировали всем нашим партийцам, всем нашим сторонникам, всем близким нам людям.

Всё нормально, всё впереди, всё будет хорошо. Мы победим!

Карта новостей: в вашем регионе / в мире

Работать с текстом

Сервис "Работа с текстом" упрощает навигацию по выступлениям и стенограммам. Текст структурирован по содержанию, темам и выступающим.

Разместить в блоге
Добавить в закладки
Отправить по почте
Форма

Отправить

Подписаться
Версия для печати

На главную Новости Встреча с активом партии «Единая Россия»

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.